Наталья БЕРЕЗОВАЯ: «Медные трубы меня не коснулись»

 

Наталья Березовая – одна из самых известных и популярных режиссеров современного анимационного кино. Ее мультфильмы «Моя жизнь» и «История кота со всеми вытекающими последствиями» часто показывают по телевидению, они занимают лидирующие позиции по просмотрам в интернете, а персонажи из сказки «Про барана и козла» сразу «ушли в народ». Их теперь можно встретить на персональных страничках самых разных пользователей сети.

 Наташа, в детстве ты явно любила смотреть мультфильмы.

Конечно, оторвать от экрана в такие минуты меня было невозможно. Мультфильмы шли раз в день – как и сейчас на центральных каналах, ну и в программе «Спокойной ночи, малыши!», поэтому весь мой распорядок был подстроен под эти показы. Меня пытались отвлечь, задавали какие-то вопросы, но я не реагировала. Я смотрела в телевизор и не дышала. А потом начинала плакать: «Еще, еще!»

 Какие мультфильмы любила?

Исключительно рисованные. Куклы и перекладка казались мне обманом. Были исключения: «Чебурашка» и «Домовенок Кузя» не обсуждались, я была уверена, что они некукольные. «Винни-Пух» - до сих пор самый любимый фильм. Я иногда пересматриваю его и с сыном, и с друзьями, всегда с восторгом. Миша даже нарисовал Винни-Пуха на день рождения Эдуарду Васильевичу Назарову, художнику-постановщику этого мультфильма.

 Сыну сама прививаешь вкус?

Да, я покупаю ему только те мультфильмы, которые нравятся мне. Дети всеядны, они реагируют порой на что-то невероятно ужасное. Видимо находят что-то особенное, что нам не понятно. Но чтобы я могла находиться с ним в одной комнате, я собрала коллекцию сама.

 В детстве рисовать героев любимых мультфильмов пробовала?

А как же! Мама покупала мне открытки, книжки по мультфильмам, а я перерисовывала из них любимых персонажей. Кстати, Винни-Пуха научилась рисовать даже левой рукой. Собственно, мама меня, наверное, и настроила: «Вот было бы здорово, если бы и ты мультфильмы рисовала». Но после школы я оказалась в техникуме легкой промышленности. Решила, что поучусь еще немного рисунку, а потом обязательно стану мультипликатором. В принципе, правильно сделала. Да и интересно было: моделирование, конструирование одежды. Я даже в монотонном труде могу найти какую-то свою прелесть. Однажды на фабрике из остатков трикотажа сделала маленькие черные трусики для грудничков. Руководство схватилось за голову: кто это будет покупать?! Да и себестоимость получилась, как у целого костюма. Но зато мне на тот момент было интересно это делать.

 Кроме трусиков успела создать что-то еще?

Да,  работала в экспериментальной лаборатории на фабрике детской одежды, прошла почти все ступени: раскройщик, лекальщик, конструктор. Некоторые свои платьица потом видела на детях. Это потрясающее чувство! Вроде того, как смотреть свой фильм на экране.

 А как в итоге пришла в анимацию?

Увидела в газете объявление о наборе художников-аниматоров в училище при студии «Аргус». Я очень боюсь экзаменов, поэтому и в институт ни в какой не пошла. Экзамены для меня стресс. Мне казалось, что если я что-то не сдам, со мной случится удар на всю жизнь! Хотя  поступила бы, наверное, в любой вуз, поскольку в школе очень хорошо училась. У меня уже была вполне самостоятельная и стабильная жизнь в другой профессии, но я решила изменить что-то, даже загадала: если поступлю, значит – это судьба, и в анимации все у меня получится. Я не знала, что в училище, который скоро стал лицеем анимации, брали и берут всех без конкурса, и мест намного больше, чем желающих. У нас был очень хороший курс, замечательные педагоги, теплая неформальная обстановка. Тогда уже можно было купить себе недорого видеомагнитофон, и мы могли рассматривать по кадру шедевры мультипликации. Кстати, из нашей группы многие, кто хотел остаться в профессии, выучились и работают в анимации сегодня.

 Работа тебя поглощает целиком?

К сожалению, целиком. Надо ведь уметь выключаться, заниматься домом, семьей, а не просыпаться посреди ночи с криком: «Давай сцену посмотрим!» Иногда долго не могу заснуть, перед глазами крутятся какие-то сцены или поправки, которые надо сделать. Я во сне разговариваю, и мне потом муж много смешного рассказывает. Например, как бормотала: «Ой, смотрите, черепашка на дерево полезла!»

 Какой мультфильм шел тяжелее всех?

Самым тяжелым стал «Про барана и козла». Предыдущие фильмы я делала, как хотела, потому и ошибок там много. А «Баран с Козлом» создавались в рамках проекта «Гора самоцветов», все держал под контролем худсовет, указывал мне на ошибки. Я одновременно и училась, и работала. Слушала, как Эдуард Васильевич Назаров разбирает работы других режиссеров, и это мне тоже помогало.

 То есть, «Аргус» стал для тебя школой, а студия «Пилот» - университетом?

Так и есть. Я же режиссуре нигде не училась. А когда Александр Татарский пригласил меня на «Пилот», я только и говорила о нем и о студии. Всем – родным, друзьям, семье я постоянно рассказывала о своем фильме, о пилотовцах, об актерах, которые озвучивали кино, о художниках… Все друзья от меня шарахались: «С тобой невозможно общаться! Ты говоришь только о «Пилоте»!» Я старалась молчать, крепилась, но меня вновь прорывало, и им приходилось терпеть.

 Не скучаешь по «Аргусу»?

Сначала скучала. Там у нас был очень дружный коллектив, со многими до сих пор перезваниваемся и встречаемся. Да и, можно сказать, я в «Аргусе» получила путевку в жизнь. Руководитель студии, Владимир Репин,  заметил меня среди выпускников, а ведь нас человек шестьдесят было, пристроил ассистентом в съемочную группу, я училась технологии производства фильма, прошла некоторую школу. А потом мы с друзьями сделали четыре маленьких фильма. Самый известный из них – «Моя жизнь» - про поросенка. Мы написали штук десять заявок, прежде чем нам пришла в голову идея с «колбаской на ножках». Художник Максим Поляков нарисовал кучу эскизов, мы связали их в рассказ, показали Леше Туркусу и Леше Шелманову, которые тогда были худруками студии. Они сразу же сказали: «Это – вещь!», и в тот же день Репин подписал с нами договор. Закончив «Мою жизнь», я ушла в декрет. Кто-то мне сказал: «Наташа, это кино будет бомбой!» Я искренне не понимала, что уж там такого? И вдруг оказалось, что этот поросенок так выстрелил! Очень многие меня сразу заметили, пригласили на огромное количество фестивалей, вручили много призов, в том числе и на  фестивале анимации в Аннеси. А я сидела дома с малышом, и, если бы не декрет, объездила полмира. Но, наверное, благодаря этому, медные трубы меня совсем не коснулись.

 Приятно осознавать, что твои фильмы популярны?

Приятно. В минуты, когда я сама себя грызу – мол, я бездарь, я мелочь, - вдруг где-то всплывает теплый отзыв от зрителей. Или, например, я часто вижу «Мою жизнь» в маршрутном такси. Там на экранчике показывают этот мультфильм, и некоторые попутчики его уже хорошо знают, смеются. Один раз слышала, как парень своей девушке говорит: «Смари, реальный мульт!»

 Комедийное кино, юмор – это твоя стихия?

И лирика – моя стихия. Поначалу я хотела снимать андеграунд, депрессивные картинки, понятные только мне. Но в 1997 году я со своим дебютом «Дети в небе Кельна» впервые оказалась на фестивале, это был «Крок». Там было  много хороших фильмов и много депрессивных, и все они были такие жуткие (и мой в этом ряду), что мне сразу расхотелось делать такое кино. Зачем? Там я сразу поняла, что мне приятно смотреть, а что – нет. Приятно делать что-то для себя, и для «внутреннего» ребенка. То есть, я прекрасно помню те вещи, которые мне нравились в мультфильмах в детстве, и стараюсь для себя – той – такие вещи придумать. И в тоже время, чтобы и сейчас мне не скучно было. Короче, опять трусики для грудничков.

 Для себя маленькой? А почему не для сына?

Чужой вкус угадать сложно. Тебе кажется, что ты все для этого человека сделал, и ему должно понравиться, ан – нет. Мерилом является  только свой взгляд, свой вкус. Но с сыном я советуюсь, мы вместе придумываем истории. Я иногда слежу, как он слушает сказки, смотрит фильмы: что ему непонятно. На какой-то стадии показываю свое кино. И если он что-то недопонял, значит, надо это как-то лучше объяснить.

 Твой мультфильм «Непослушный Медвежонок» навеян общением с сыном?

В «Непослушном медвежонке» очень много от нашей жизни, это правда. Много и сцен, которые были подсказаны Назаровым и Татарским. Мой Мишка, когда посмотрел, спросил: «Мам, это ты про меня, что ли, сделала?»



Сергей Капков, журнал Престиж, 6.12.2007 г.